vyacheslav_fv (vyacheslav_fv) wrote,
vyacheslav_fv
vyacheslav_fv

Category:

Священномученик Дионисий Ареопагит и его писания

VII Вселенский Собор. Также (определяем), чтобы митрополиты до степени несомненного убеждения испытывали его, подготовлен ли он к тому, чтобы с рассуждением, а не бегло читать священные правила и святое Евангелие, книгу божественного Апостола и все Божественное писание, а также к жизни согласной с божественными заповедями и к учению вверенного ему народа; так как сущность нашей иерархии составляют богопреданные слова, то есть, истинное знание божественных писаний, как изрек великий Дионисий. (Канон 2: http://azbyka.ru/otechnik/?Pravila_Svjatyh/dejanija-vselenskikh-soborov-tom7=1_17)

Преподобный Максим Исповедник. И хотя власть была тогда у римлян, они оставили Афины и Лакедемонию автономными; и потому городская жизнь афинян проходила еще под управлением ареопагитов. И державнейший Павел посвятил Дионисия во все догматы, а воспитывал его как учитель – об этом говорит он сам – величайший Иерофей. Согласно седьмой книге Апостольских постановлений, Дионисий был затем поставлен христоносным Павлом в епископа для уверовавших афинян. Вспоминают Ареопагита и Дионисий, древний епископ Коринфа, и Поликарп в своем послании к афинянам. Можно удивляться правильности и великой образованности этого святого Дионисия, ведомого воистину глубоким знанием непорочных церковных преданий к рассмотрению ложных учений эллинских философов применительно к истине. О невнимательности же исполненных пренебрежения экспертов хорошего тона следует скорее сожалеть и скорбеть, ибо они со своей необразованностью соизмеряют надлежащее стремление прочих людей к знанию. Читая сочинения некоторых авторов, не будучи убеждаемы содержащейся в них мыслью, они тут же пускаются безрассудно клеветать на сочинителя. Впрочем, поскольку они совершенно не в состоянии направлять свои насмешки и опровергать, что те говорят, им следовало бы обратить свой гнев на себя и скорее оплакивать тот факт, что они не постарались сами понять возводящее к знанию, или же, в самом деле, не пришли с готовностью поучиться к тем, кому это по силам, дабы избавиться от недоумений. [...] Пусть так, говорят они, но не знали Дионисия Евсевий Памфил, а также Ориген. Таковым следует отвечать, что очень много осталось недоступным Евсевию, не попав в его руки; да он и не говорит, что собрал все, а скорее признает, что до большего числа книг он никак добраться не смог. И мы можем вспомнить многие книги, которых у него не было, причем – авторов, живших на той же земле, как Гименей и Нарцисс, священствовавшие в Иерусалиме. Я тут прочел кое-что Гименея; так он ни Пантена трудов не вписал, ни Климента Римлянина, за исключением лишь двух посланий, а больше ничего. Ориген же – не знаю, всех ли, кого знал – четырех только авторов упомянул. Некий же дьякон-римлянин по имени Петр рассказал мне, что все написанное божественным Дионисием сохранилось, будучи положено в Риме в библиотеку священных книг. Пишет же Дионисий по большей части к трижды блаженному Тимофею, ученику святого апостола Павла, эфесскому епископу, который естественным образом испытывал затруднения в спорах с эфесскими защитниками ионической философии и просил того, как знатока внешней философии, чтобы помог ему спорить. В этом нет ничего невероятного, поскольку и боголюбивый апостол Павел пользовался изречениями эллинов, имея возможность слышать их от бывших с ним людей, искусных в эллинской философии. И это свидетельствует в пользу того, что, любя истину, следует признать эти сочинения произведениями Дионисия. Ведь то, что он безыскусно вспоминает изречения вместе с ним процветавших мужей, которых вспоминают и Деяния божественных апостолов, и многополезные послания боголюбивого Павла, показывает неподдельность этих сочинений; а особенно – в высшей степени основательное знание всех догматов. Поскольку же некоторые люди говорят, что это сочинения не святого, но кого-то из живших после него, по-необходимости они должны считать его и кем-то запрещенным и наглецом, лгущим о себе такое, – что он жил одновременно с апостолами и писал письма тем, современником кого не был и кому не писал. Выдумать же пророчество апостолу Иоанну, находившемуся в ссылке, что тот вернется на азиатскую землю и будет учить, как прежде, – это свидетельство о порочности человека, безумно гоняющегося за пророческой славой. А придумать и сказать, что в самое время спасительного страдания Христова он находился с Аполлофанием в Гелиуполе, где они видели и обсуждали солнечное затмение, – что оно происходило тогда не в соответствии с законами природы и было необычным; говорить о себе, что присутствовал с апостолами при вынесении святых останков Святой Богородицы Марии, и приводить слова Иерофея, своего учителя, как произнесенные в числе надгробных слов; измыслить послания и слова, как бы обращенные к ученикам апостолов, – каким дурным и заслуживающим осуждения должен для этого быть и случайный человек, а не то что муж настолько возвышенный обычаем и знанием, способный превзойти все постигаемое чувствами и соприкоснуться с умопостигаемой красотой, а через нее, насколько это возможно, и с Богом! (Святого Максима предисловие к сочинениям святого Дионисия: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Byzanz/I/Dionisij_Areopagit/pred.phtml)

Преподобный Иоанн Дамаскин перед цитирование сочинения священномученика Дионисия пишет так: "Святого Дионисия, епископа Афинского, из послания к Апостолу и богослову Иоанну". (Свидетельства древних и славных святых Отец об иконах, 3: http://azbyka.ru/otechnik/?Ioann_Damaskin/svidetelstva-drevnikh-i-slavnykh-svjatykh-otets-ob-ikonakh)

Преподобный Никита Стифат. Ты просишь объяснить, почему мы сказали, что ангелы участвуют в свете и благодати соразмерно чину, хотя отец Григорий Богослов сомневался относительно них? Потому что мы точно научены наблюдавшими чины и силы и озарения их (ангелов); к ним, которые являются более древними служителями Христу, и надо нам полностью присоединиться нежели к божественному отцу Григорию. Кто же они? Павел, который взошел на третье небо и наблюдал там все зрелища и слышал «неизреченные слова» (2Кор.12:4), и Дионисий Ареопагит, ученик его, которому Павел и повелел записать то, что он видел, и то неизреченное, что он слышал от посвящающих в тайны Откровения, что тот и выражает, когда пишет к Тимофею. Что же говорит Дионисий об ангелах и их чинах и свете? Далее внемли разумно. Ведь в 4 главе, которую он озаглавил «Что означает название ангелов», он говорит так: «Однако и для равночинных от всеобщего пресущественного Чиноначалия определено такое установление, чтобы в каждой иерархии были первые, средние и последние чины и силы, и чтобы более божественные были посвятителями и руководителями меньших при божественном возведении, озарении и приобщении» (О Небесной Иерархии. 4:3). В 10 же главе, в которой он представляет «Повторение ангельского благочиния»: «Ибо, – говорит – всеобщая пресущественная Гармония до такой степени предусмотрела священное благоустроение и чинное поведение (у преп. Никиты стоит αγωγης вместо αναγωγης у Дионосия) каждого из словесных и разумных (существ), что и для каждой из иерархий отдельно установила святопристойные чины, и мы видим, что всякая иерархия разделяется на первые, средние и последние силы. Однако и каждое отдельно устроение, собственно говоря, Она разделила на те же самые боговдохновенные гармонии. Потому и говорят богословы, что сами божественнейшие Серафимы взывают друг к другу (Ис.6:3), этим ясно, как я полагаю, показывая, что первые передают вторым богословские знания. Я могу, пожалуй, не без основании добавить то, что и каждый сам по себе и небесный, и человеческий ум имеет свои и первые, и средние, и последние чины и силы, проявляющиеся соответственно священноначальным озарениям по мере каждого для упомянутых собственных восхождений, согласно которым каждый, насколько ему дозволено и доступно, причащается пречистейшему очищению, преисполненному свету и предсовершенному совершенству. Ибо нет ничего самодовлеющего или вообще не нуждающегося в совершенстве, кроме истинно Самосовершенного и Предсовершенного» (О Небесной Иерархии. 10:2–3). Так как в самом деле, как ты видишь, служащие Слову ничуть не сомневаются относительно них (ангелов), будем присоединяться (к ним), не потому, что мы пренебрегаем божественным отцом Григорием – отклони, такое даже помыслить нам невозможно! – по потому, что те имеют старшинство богословия, ибо они научены Словом Божиим и от Него введены более определенно в тайны и божественною, и человеческого. (Письма. 4. Никите Коронидскому, хартофилаксу и синкеллу, Никита Стифат, монах и пpесвитер Студийскою монастыря (ответ))

Святитель Нил Кавасила. Так вот, в данном случае совершенно необходимо понимать «сущности» как «ипостаси»; в противном случае мы допустим существование в Троице многих сущностей, и мнение наше немногим будет отличаться от Ариева безумства. Да и божественный Григорий Богослов в слове к Ирону философу употреблял слово «естества» в значении «ипостаси». И точно так же - Дионисий Ареопагит в книге «О небесной иерархии». (Слово краткое против неправильного понимания еретиками акиндинистами слов божественного Григория Нисского, что "кроме Божественной природы, нет ничего нетварного", 1-2)

Святитель Григорий Палама. Великий Дионисий, сподобившийся сам слышать глас Христовых апостолов, который всяко раздавался от огненного языка, и напряженным и совершенным поучением в том, что относится к божественному, изрядно натренировавший (γεγυμνασμενος) [свой] ум и язык, и не без божественного вдохновения (επιπνοιας) подвигшись ради пользы тех, кто будет после [него], изложить [учение] о божественном соединении и разделении, прояснил благомудренным основательнейшее и истинное богословское учение об этих предметах, чтобы мы, пользуясь этим [учением] как каноном и светом, и при его помощи «право правяще слово истины» (2Тим.2:15), легко бы замечали и к [их собственной] пользе исправляли бы тех, кто в чем-либо уклоняется от него или извращает, насколько это возможно протягивая по благодати Божьей руку помощи и им, если они того хотят; а если нет – то хотя бы колеблемым ловкостью и правдоподобием их красноречия. (О Божественном соединении и разделении, 1)

Святитель Симеон Фессалоникийский. Об ангельском и божественном монашеском образе жизни первый написал божественный Дионисий. Учение о нем преподал и сам Спаситель, и это учение соблюли Его ученики. Действительно, не от святых только Пахомия, Павла Фивейского и Антония этот образ жизни имеет начало и законоположение, как говорят некоторые, но от самого Спасителя и, перешедши к Апостолам, – так как и они жили по монашески – в чистоте, в посте, нестяжательности и молитвах, – распространился между жившими после них и просиял в святых Отцах. Но и во время Апостолов некоторые и священные лица, и миряне, проводили этот образ жизни, чему доказательство – монах Демофил, которого Дионисий называет ферапевтом, иначе – монахом, подражающим Богу, или служащим Богу. Дионисий излагает и священнодействие монашеского посвящения, и указывает монашескому чину место – первое после чина священнического. (Ответы на некоторые вопросы, предложенные ему от архиерея: http://azbyka.ru/otechnik/?Simeon_Solunskij/otvety-na-nekotorye-voprosy-predlozhennye-emu-ot-arkhiereja)

Святитель Игнатий (Брянчанинов). Здесь Апостол под именем престолов, господствий, начал и властей разумеет различные чиноначалия Ангелов. Таких чиноначалии Святая Церковь признает три; каждое чиноначалие, или иерархия, состоит из трех чинов. Первую иерархию составляют Серафимы, Херувимы и Престолы; вторую – Господствия, Силы и Власти; третью – Начала, Архангелы и Ангелы. Учение о этом разделении Ангелов изложено святым Дионисием Ареопагитом, учеником святого апостола Павла, который и в своих писаниях, как мы видели, называет некоторые чины. (Слово об ангелах: http://azbyka.ru/otechnik/?Ignatij_Brjanchaninov/slovo-ob-angelakh)

Священномученик Даниил Сысоев. Мы не можем сомневаться в подлинности сочинений этого святого (священномученика Дионисия Ареопагита -- мое прим.), подтвержденную авторитетом двух Вселенских Соборов (VI-ого и VII-ого) и литургической практикой нашей Церкви, в угоду безбожной и еретической науке, опирающейся при этом на весьма хлипкие основания (такие как невозможность для отца I века писать языком неоплатоников или предполагаемые заимствования у Плотина, которые могли идти в обратном направлении) [1, c. 105].

[1] Священник Даниил Сысоев. «Кто как Бог?» или «Сколько длился день творения?». — 2-е изд. — М.: Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2011. — 176 с., [Электронный ресурс]. — URL: http://www.creatio.orthodoxy.ru/kkB/index.html
Tags: Святые Отцы, наука, патрология, преподобный Иоанн Дамаскин, преподобный Максим Исповедник, преподобный Никита Стифат, святитель Григорий Палама, святитель Игнатий (Брянчанинов), святитель Нил Кавасила, святитель Симеон Фессалоникийский, священномученик Даниил Сысоев, священномученик Дионисий Ареопагит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments